НОВОСТИ

А хоккеист Черпанов просто умер

  • Печать

в день смерти Алексея Черепанова Случилась неприятность

    
Когда хоккейный клуб "Авангард" не уберёг жизнь одного из лучших отечественных игроков, последовали оргвыводы. Решением Дисциплинарного комитета Континентальной хоккейной лиги были отстранены от работы врачи и руководители клуба "Авангард".

     Из-за смерти Алексея Черепанова во время матча 13 октября 2008 года лишились своих должностей в омском клубе генеральный менеджер клуба Анатолий Бардин, президент клуба Константин Потапов, врач Сергей Белкин. Но это всё лишь формальная сторона дела. Анатолий Бардин никуда не пропал, просто стал именоваться советником губернатора по развитию хоккея в Омской области. То есть, как был правой "хоккейной рукой" губернатора Полежаева, так и остался после своей дисквалификации. Нужно напомнить, что сам губернатор Омской области Леонид Полежаев является председателем попечительского совета ХК "Авангард". Константин Потапов, похоже, сосредоточил внимание на других своих интересах. О нём в хоккейных новостях почти не упоминают. А врач Сергей Белкин, по информации газеты "Спорт день за днём" отработал в СКА целый сезон. Одним словом, никто не пропал. Все живы, все при деле.



Он просто умер

трафарет на капоте автомобиля     Расследование причин смерти Алексея Черепанова продолжалось несколько месяцев и постепенно замерло. Интерес к нему как-то пытались вызвать мать погибшего хоккеиста и адвокат. Следователи не говорят, что именно им мешает расследовать все обстоятельства и не хвалятся успехами. Тихо замерли, будто их гипнотизирует чей-то взгляд. Изредка промелькивают в СМИ заметки вроде "Узаконенная ложь". Но, видимо, ни фанатам, ни властям это не кажется важным. Им достаточно того, что о Лёше Черепанове поют песни, снимают фильмы, пишут книги, продают сувенирчики с его изображением.

     Народ любил не живого Лёшу, а созданный им и хоккейной средой образ, икону. Все восприняли смерть в 19 лет как досадную случайность. Мол, хоккей жесток, игра на пределе, случаются травмы и смерти. Дело обычное.

Как живой

     После смерти Алексея, его родители унаследовали какое-то имущество и значительные денежные суммы, которые по контракту должен был выплатить хоккейный клуб. Мама вложила деньги в строительство спортплощадки на Алтае, где Алексей родился. А отец употребил сумму на основание фонда содействия спортсменам. Офис этого фонда, носящего имя Алексея Черепанова, располагался недалеко от тренировочной базы ХК "Авангард".

бывшая штаб-квартира Фонда имени Алексея Черепанова


Но теперь на дверях офиса несколько недель висит объявление о продаже помещения. Новый адрес штаб-квартиры Фонда так и не назван. Ещё есть вяло работающий сайт Фонда, который тоже не старается касаться темы расследования причин смерти, а всю энергию направляет на рекламу памятных сувениров.
Несколько месяцев назад две девушки всем рассказывали о том, как мечтают выпустить книгу об Алексее Черепанове. Книги нет. Что они там, Войну и мир пишут?
И отовсюду только слышно: "Это посвящаем памяти ... Это в честь ... Это с мыслью о ..." Сплошная пена обожательной слюны.

Будто никто и не виноват

     На фоне такого отношения к смерти молодого талантливого хоккеиста и разворачиваются новые события. На сайте ХК "Авангард" читаем: "24 ноября 2009 года Дисциплинарный комитет Континентальной Хоккейной Лиги, рассмотрев заявление Бардина А. Ф. и обращение Правительства Омской области с учетом нового дисциплинарного регламента и всех обстоятельств дела, принял решение о снятии дисквалификации с Бардина А. Ф. наложенной 16 января 2009 года."
     А какой интерес у Правительства Омской области к делам в частном клубе? Или это правительство в лице председателя правительства Леонида Полежаева, который одновременно и председатель Попечительского совета ХК? Так или иначе, по совокупности, Бардина реабилитировали. Сейчас это стало возможным.
Такая вырисовывается ситуация, что у Анатолия Бардина в связи со смертью Алексея Черепанова, видимо, в трудовой книжке появилась только пара дополнительных записей. Всё это выглядит просто неприятным моментом, временой неувязочкой.

Порядок в железнодорожных войсках

Железнодорожная бригада на параде в Омске     После увольнения полковника Алборова из железнодорожной бригады недовольных не осталось. Виноват полковник или нет, уже никого не заинтересует. Нет полковника - нет вопросов и проблем. О судьбе уволенных начальников Алборова никто ничего не вспоминает. Тишина и покой.
Ну была такая практика. Приписывали формально к воинской части хоккеистов. А они ни присяги не принимали, ни оружия в руках не держали, ни маршировали по плацу. Они родину защищали на ледовых полях с клюшкой в руках.

Кем умер Алексей Черепанов - солдатом или спортсменом - никого всерьёз не интересует. И армия бльшая, от неё не убудет. И хоккеистов много, сомкнули ряды.

Давай! Давай!

Алексей Черепанов на процедурах     Когда Алексей Черепанов умер, обнажилась вся гниль профессионального спорта, спорта высоких достижений. Как попал Алексею в кровь допинг перед смертью, никто не видел, никто не знает. Как-то так получилось. Все беспомощно разводят руками. Все кроме Алексея дисциплину не нарушают и принимают только то, что доктор пропишет. А доктор, видимо, советует принимать исключительно безобидные витаминки и энергетические напитки, не нарушая дозировки.

     Эстонский кинорежиссёр Ильмар Рааг, собирающий материалы для фильма о смерти хоккеиста, высказал такое мнение: "По всей видимости, игроки “Авангарда” не очень хотят, чтобы я снимал этот фильм."

     Здесь нет места сентиментам. Никто не интересуется ценой побед золотых мальчиков. Вернее, интересуются, но однобоко - у кого на какую сумму контракт заключён. Речи ведут лишь о шайбах и гонорарах. Тема здоровья - закрытая зона. Здесь полная правда может навредить имиджу спортсмена, клуба, лиги.

     В клубах после смерти Черепанова была проведена углублённая проверка здоровья молодых хоккеистов.

     Даже выявлены спортсмены с неподходящим для хоккея здоровьем. Они отстранены от игр. Они не умрут на хоккейной арене. И в этом тоже посмертная заслуга Алексея Черепанова, который, по заключению врачей, год-полтора болел хроническим миокардитом.

     Прошла кампания. Всё успокоилось, улеглось. Невозмутимые комментаторы снова взахлёб комментируют острые моменты матчей. Гладиаторы на арене. Давай! Давай!